Советская Сибирь, 2018, № 12

ГРАНИ ЖИЗНИ № 12 21 марта 2018 г. 26 Ч еловек мира новосибирец Юрий Кочуров в свои 65 лет проехал на велосипеде от Москвы до Бреста, играл на гармош­ ке в Вене, встретил на Святой горе Афон в Греции бывшего летчика вермахта, который добрым словом вспоминает русских. «Ненависть и вражда исходят от правителей. Обычный народ дружелюбен и готов прийти на помощь», — говорит путешественник и планирует доехать из Москвы до Берлина, чтобы сыграть у стен Рейхстага «Катюшу». —Мой отец — немец, но никог- да не было мысли уехать в Герма- нию, — рассказывает Юрий Валентинович. — Папа играл на гармошке, мама на балалайке. Я рано выучил пару песен, посту- пил в музыкальную школу. После армии окончил музыкальное учи- лище и исторический факультет педагогического института. На Амуре ели икру ложками Диплом преподавателя музы- кальной школы по классу баяна и аккордеона, руководителя орке- стра молодому Юрию Кочурову пригодился чуть ли не в первые летние каникулы — он устроился баянистом на туристический теплоход «Юрий Гагарин», курси- ровавший по Волге и Каме. За пер- вым летом с шумными, веселыми туристами на борту последовали еще десять. Поплавал он и на тепло- ходах «Фёдор Достоевский», «Фур- манов», которые ходили из Москвы в Астрахань и Таганрог, на «Михаи- ле Калинине» и «Марии Ульяно- вой» по Оби из Новосибирска до Салехарда и Тобольска. Путеше- ствовал по Амуру до Николаевска- на-Амуре и даже в Китай. — Помню, на Амуре к берегу подошли. Сидят местные мужич- ки-рыбаки, у них бутылка водки и… кастрюля икры, которую они едят ложками, как кашу, — вспо- минает путешественник. Со временем Юрий Кочуров выучил песни на всех языках, на которых говорили туристы, даже на японском. Это ему пригоди- лось в будущем. В одну из речных поездок наш герой встретил свою любовь. —Я даже предложение делал, — вздыхает закоренелый холо- стяк. — Но ее родители были про- тив нашего брака — я был старше девушки на 13 лет. Папе с сердцем плохо стало. А она меня «зацепи- ла» — душой, теплом, добротой, любовью. Отношения были уди- вительные. Идешь, держишь за руку, и это настолько приятно! Полнейшее понимание. Жаль, что семьи не сложилось… С разбитым сердцем Юрий Кочуров подался в горы. С груп- пой новосибирских травма­ тологов прошел по горным тро- пам Тянь-Шаня, Саян, Горного Алтая, Урала. Занесло на Камчат- ку, в Долину гейзеров. Стоя на краю вулканического кратера, Юрий Валентинович достал гар- мошку и спел… на немецком язы- ке для повстречавшихся немцев. — «А можно мы запишем вас на видео? — спрашивают. — Завтра у фрау день рождения, мы ей покажем», — смеется гармонист. «В Вологде-где-где- где, в Вологде-где!» Переломная в судьбе новоси- бирца встреча произошла где-то недалеко от Соловецкого мона- стыря. Там он увидел пожилую женщину... на велосипеде. — Смотрю, едет издалека, — вспоминает Юрий Кочуров. — Заговорил. Она ехала из Твери до Архангельска, одна, на велосипе- де, в 65 лет! Я схватился за голо- ву — такой возраст! И мне при- шла мысль сесть на велосипед… Первое путешествие было к морю. До Адлера доехал на поез- де, а там верхом на сидушке до Севастополя. Тогда он впервые увидел море. — В палатке я не спал — к людям просился. В море купался, в Севастополе по музеям ходил, в Керчи в катакомбах был. И таких необычайно прекрасных людей встречал! Про одного расскажу. В Кабардинке искал, где бы пере- ночевать. Постучал в одну калит- ку, вышел парень. Я сказал: «Снимать апартаменты не могу, мне бы скромный уголок». Он привел меня в комнату, принес чистое белье. Мне неудобно: сти- рать потом из-за одной ночи. «Не руками стираю — машинка есть!» — смеется. Показал, где находится душ, пригласил поу- жинать с ним. Узнал для меня, ходит ли паром через Керчен- ский пролив. Утром договори- лись пробежку сделать. Принес свежие шорты, футболку и даже носки. Мол, пусть вся моя одеж- да чистой останется, неизвест- но, где постирать получится. Без завтрака не отпустил: пере- пелиные яйца пожарил, колбасу нарезал, фрукты и виноград поставил. Я спросил: «Дима, объ- ясни. Я тебе не друг, не родствен- ник, в первый раз меня видишь. Почему?» И знаете, что он отве- тил? «Вы уедете, будете вспоми- нать, какие люди в Кабардинке, и мне приятно». С тех пор Юрий Валентинович надолго не оставляет железного коня. Месяцев по пять в году его где-то носит. Исколесил Грузию, о которой говорит, что именно там живут самые гостеприимные люди на свете. — В Грузии встретил столько прекрасных людей! Везде такое радушие, такое тепло! Принима- ли, угощали. Порой, не зная рус- ского языка, говорят, говорят что- то. «Что он сказал?» — спраши- ваю. «Дружба и любовь», — пере- водят мне. Однажды у дороги пастуха встретил. «Остановись, отдохни», — говорит горец. Уви- дел гармошку, просит: «Поиграй!» И вот играю «Вологду». Стадо баранов, будка и несколько пасту- хов, которые, вытирая слезы, под- хватывают одно слово: «В Вологде- где-где-где, в Вологде-где!» Гово- рят: «Мы тебя так не отпустим». Звонят кому-то, приезжает парень на иномарке и везет в ресторан, где собираются люди и устраива- ют пир. И все вспоминают, как жили в Советском Союзе. Один говорит: «Я раньше сяду на само- лет в Тбилиси — в Москву полетел. Дела сделал, в ресторан сходил, вечером домой вернулся. Без про- блем!» Другой: «Я в Россию маши- ну фруктов увезу, обратно — лег- ковую машину». Однажды я встретил группу из Риги. Знаю немного по-латышски, приветствовал их, гармошку достал. Когда я заиграл «Катю- шу», «Подмосковные вечера», все подхватили. Вы бы видели, как эта группа молодых латышей истосковалась! Им не нужна нена- висть к России. Русские давали немцам хлеб В прошлом году Юрий Кочу- ров поехал на велосипеде до Греции. Вспоминает Краков, где в центре города увидел украин- ский ресторан. Притормозив, сибиряк достал неизменную гармошку и заиграл украинские песни. Работники заведения высыпали на улицу и обступили музыканта. — Все они были молодые укра- инцы, — рассказывает гость редакции. — С такой радостью слушали, пели и свои, и наши пес- ни, ту же «Катюшу». На прощание обнимали, руку жали. Не было никакой вражды и ненависти, которую пытаются навязать на Украине местному населению к России и русским. Уже во время путешествия по святым местам Афона сибиряк встретил двух немцев, один из которых оказался бывшим летчи- ком вермахта. Девяностолетний старик стал вспоминать, как попал в плен в 18 лет. — Он был в Свердловске. Рас- сказал, как местные жители дава- ли пленным немцам хлеб. И он это помнит всю жизнь… Сейчас у Юрия Кочурова мечта: проехать на велосипеде от Москвы до Берлина. Нужен хоро- ший железный конь, потому что прежний уже как-то раз сломался, не выдержав расстояний. — Вот бы наш губернатор пода- рил мне велосипед, — говорит Юрий Валентинович. — Той жен- щине из Твери велосипед подарил глава региона за то, что она в таком возрасте путешествует. Я хочу у стен Рейхстага сыграть «Катюшу». Сейчас это моя глав- ная мечта. Анжелина ДЕРЯБИНА, deryabina@sovsibir.ru На одном языке Новосибирский пенсионер объехал треть мира на велосипеде в обнимку с гармошкой Стены крепости целовал В год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне Юрий Валентинович отправился из Москвы до Бреста. — На Белорусском вокзале поиграл на гармошке у памятника, где девушка провожает солдата на фронт, сел на велосипед и доехал до стен Брестской крепости, — говорит путешественник. С собой сибиряк вез икону, которую для коллеги, служащего в храме легендарной цитадели, передал один из новосибирских священников. — Настоятель храма принял дар и рассказал, что, когда начал служить в Свято-Николаевском гарнизонном соборе, стены крепости, стоявшей насмерть тридцать два дня, целовал, — растро- ганно говорит Юрий Валентинович. В прошлом году наш земляк отметил День Победы в Вене. Правда, туда он приехал на гастроли с ансамблем гармонистов новосибир- ского ДКЖ. Выступали в ООН, в посольстве России, а 9 Мая у памят- ника советским воинам-освободителям — в сапогах, галифе, пилотке... — Ко мне подошла маленькая девочка. Я взял ее на руки, она меня ручонками обняла. Все ахнули! Стали фотографировать, — говорит артист. В это время в столице Австрии шел фестиваль «Хоровая Вена», участником которого в числе прочих был хор из Голландии под руководством эмигранта из Москвы. — Они пели наши военные песни на русском языке — с акцентом. Это было восхитительно! — восторгается гармонист. — Атмосфера была непередаваемая. В Вене я познакомился с хорватом, который немного говорил по-русски. «Я люблю Россию», — сказал он мне. На следующий день подарил мне наручные часы, а я ему — пилотку и плитку российского шоколада. Эти часы теперь всегда ношу. Фото Аркадия УВАРОВА и из архива Юрия КОЧУРОВА

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2