Сибирские огни, 1987, № 11

ции со свойственной ему прозорливостью и глубоким пониманием расстановки сил на международной арене непосредственно ру­ ководил внешнеполитической деятельно­ стью молодого Советского государства, да­ вал советы и указания дипломатическим представителям, убывающим за границу и работающим за рубежом. Новая, социалистическая, внешнеполити­ ческая деятельность Республики Советов потребовала создания нового дипломати­ ческого корпуса, целиком и полностью от­ личавшегося от существовавшего ранее М И Д а России. «...Этот аппарат,— писал Ленин,— исключительный в составе нашего государственного аппарата. В него мы не допускали ни одного человека сколько- нибудь влиятельного из старого царского аппарата»1. Для ответственной дипломати­ ческой работы привлекались закаленные в политической борьбе большевики, красно­ гвардейцы, а также и те из офицеров ста­ рой армии и флота, которые еще задолго до революции определили свое отношение к ней. Одним из таких и был высокообра­ зованный морской офицер — капитан I ранга Ружек, свободно владевший немец­ ким, французским, шведским языками и оказавший серьезную помощь в налажива­ нии внешнеполитических связей молодой Советской республики. Способный офицер, воинское мужество которого было отмечено не одним россий­ ским орденом с мечами и бантами, а по постановлению Георгиевской думы награж­ денный к тому же золотым оружием, каперанг Ружек к тому времени уже имел немало ярких страниц в морской биогра­ фии. А. А. Ружек — родился 4(16) мая 1877 г. в Кронштадте — выходец из семьи «потомственных почетных граждан», зна­ чится в послужном списке моряка. Его отец, Антон Вячеславович Ружек, чех по национальности, для которого Россия давно стала второй родиной, возглавлял военный оркестр в Кронштадте, сумел достичь офи­ церского чина и большого исполнитель­ ского мастерства. Концерты Ружека-стар- шего в Мариинском театре в Петербурге в 80—90-х годах прошлого столетия всегда пользовались неизменным успехом. Александр Ружек, выпущенный с отличи­ ем из стен Морского корпуса 15 сентября 1897 года мичманом, успешно служил на боевых кораблях. Сначала в течение ряда лет на Черном море: минным офицером на броненосцах «Чесма», «Ростислав», «Три святителя» и «Двенадцать апостолов», за­ тем, с июня 1907 года, — на Балтике. В 1914— 1916 гг. кавторанг Ружек, вы­ сокоподготовленный, эрудированный, сме­ лый минный офицер-специалист, командо­ вал минным заградителем, который в день штурма Зимнего займет свое историческое место у Николаевского моста, рядом с легендарной «Авророй». Уже первые выхо­ ды корабля на боевые операции под его руководством принесли экипажу заслужен­ ный успех. Достаточно сказать, что только на выставленной «Амуром» 19 ноября 1914 года минной банке у о. Борнхольм, подо­ рвались уже вскоре 2 тральщика и 2 паро­ хода под германским флагом. Именно за ‘ В. И. Л е н и н . ПСС, т. 45, стр. 361. 164 эту дерзкую минную операцию, блестяще осуществленную ночью и в шторм, «В воздаяние за доблесть, проявленную при выполнении операции большого боевого значения в исключительно тяжелых усло­ виях»1, как значилось в постановлении Георгиевской думы, 24 декабря 1914 года Ружек был отмечен золотым оружием — самой почетной боевой наградой, симво­ лизирующей его особое военное искусство и мужество. Потом будет успешное участие «Амура» в постановке мин в Рижском заливе 22 и 31 июля 1915 года, а в августе — у м. Церель, в Ирбенском проливе, затем в апреле 1916 года — на центральной пози­ ции. И каждый раз экипаж, возглавляемый Ружеком, действовал четко, грамотно и до некоторой степени — дерзко. «Выставлен­ ные русским флотом минные заграждения в южной части Балтики, — читаем мы в «Истории военно-морского искусства»,— отличались высокой точностью постановки, что достигалось хорошей штурманской под­ готовкой всех кораблей, принимавших уча­ стие в минно-заградительных операциях и минных постановках... Минно-заградитель­ ные операции и минные постановки рус­ ского флота по своей организации и выпол­ нению даже по признанию противника яв­ лялись образцовыми...»2. Был он и среди тех, кто тогда же не только преградил путь отряду германских судов в Финский залив, но и обеспечил ус­ пешный подъем шифровальных таблиц и карт морских квадратов с затонувшего в ночь на 13 августа 1914 года у острова Оденсхольм крупнейшего кайзеровского крейсера «Магдебург». Ценность этих до­ кументов была необыкновенной. Секреты немецких планов и диспозиций на Балтике после этого перестали существовать. «За отличие по службе» в апреле 1916 года А . Ружек был произведен в капитаны I ранга, и ему было поручено возглавить 9-й дивизион эсминцев Балтийского флбта, насчитывавший в ту пору 10 боевых вым­ пелов. И на этом ответственном посту Р у ­ жек показал себя умелым организатором «особо важных работ, имеющих большое стратегическое значение и сопряженных с большой опасностью...»3, грамотным и тол­ ковым командиром. Наряду со многими российскими ордена­ ми минный офицер I разряда А . Ружек был отмечен высокими наградами Турции, Бол­ гарии, Румынии и даже орденом «Короны» 2-го класса воинственной Пруссии. Но не только высокое воинское мастер­ ство отличало этого передового морского офицера. В аттестациях Ружека за 1901— 1912 гг. можно прочесть и такую характе­ ристику, как «заботливое и справедливое отношение к команде». Его высокий гума­ низм и чуткость по отношению к «нижним чинам» по достоинству оценили револю­ ционные моряки еще в период Февральской революции. Ружек единодушно избирается в апреле 1917 года командиром отряда минных заградителей. Временному прави­ тельству ничего не оставалось, как приз­ нать «самовольный акт» и утвердить из-* * 1 ЦГАВМФ. Ф. 406, оп. 9, д. 3613, л. 19. История военно-морского искусства. М Воен- кздат, 1963, стр. 283. * ЦГАВМФ. Ф. 406, оп. 9, д. 3613, л. 20.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2