Сибирские огни, 1987, № 3

Николай ДЕНИСОВ АРКТИКА Туча черная, сырая. Льдина нежно-голубая. Дождь со снегом пополам, Чайки где-то по тылам. Реет вымпел воспаленный. Трапы стылые круты. Ну, а я в поту соленом Кашеварю у плиты. Сочиняются котлеты С хитрым именем «лю-ляя. Нелегка же, братцы, эта Должность кока корабля! Северит, свистит, утюжит Ледяной забортный вал. Но прошу ребят на ужин — Закусить, чем бог послал. И с мороза налетая. Греясь камбузом сперва, Вилки, ложки разбирая, Веселей глядит братва. Ну а я! Ведь тоже — нервы! Да и нервам есть предел. Подаю пока консервы, Вспоминаю ЦДЛ, Где уютно после ветра Кофейка, пивка испить. На какого-нибудь мэтра Бочку издали катить. Иль, настроившись покушать. Глаз кося на бутерброд, Солоухина послушать, Как живет простой народ... На борту — иное дело! — С этой пищей — канитель! Хорошо, коль бросишь тело В несогретую постель. И припомнишь поневоле, Одеяло теребя, Как жена вздыхала: «Коля, Гонят в Арктику тебяі..я И о том, что буря эта, С шапкой пены набекрень. Хороша лишь для газеты. Да и то не каждый день... Туча черная, сырая, Льдина нежно-голубая, Дождь со снегом пополам. Чайки где-то по тылам. Но зато потом на суше. Где теплом полны дома, Так твою возвысят душу Эти грубые шторма! И не раз в тоске обвальной Сам себя возвысишь ты: Все же, братцы, гениальней «Сочинялосьн у плиты! МАЛАЙЦЫ Они грузили нам кокосы... И вот, кто где приткнулись, спят. Горячей пыли свет белесый — По спинам бронзовым до пят. Лежат устало и помято. Неприхотливы и вольны. А в общем — славные ребята Самостоятельной страны. Как будто братья на полянке. Как пацаны российских мест. Чуть-чуть неправильной огранки Горит над ними Южный Крест. Свистят тайфуны, зреют войны. Подлодки рыщут в глубине. Но как прекрасны и спокойны Их лица детские во сне!.. Мы с ними общим делом жили Недолгих семьдесят часов. А помню всех: витые жилы Да гул гортанных голосов. * * * Потолкаюсь на перроне. Людной улицей пройду. В молодом микрорайоне Друга старого найду. Он согреет чай на газе. — Как живешь! — На все лады! (Без протекций же, без связей, С перебоями воды!) Помолчим неторопливо. Не тревожа белый свет. Рублик с мелочью на пиво Наскребем. А пива нет. Час, другой и третий минет И — ни чарочки вина. Приучает к дисциплине Наша строгая страна. Заболит душа, застонет: Дорогой мой, дорогой! Поделом нам... Эх, вы кони, Эх, бубенчик под дугой!

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2