Сибирские огни, 1987, № 3

ИСКУССТВО С. ВЕРНАДСКИМ, В. КАМЕНЕВА ЦЕНТР ИРКУТСКА: ПРОБЛЕМЫ РЕКОНСТРУКЦИИ П роблема взаимоотношений между историческим центром большого города и его современными потребностями (особо «кричащими» о себе именно в центре) свойственна многим городам, в том числе и сибирским. Старые сибирские города в этом плане все больше привлекают к себе внимание и архитекторов, и общественности. Среди них... и Иркутск, включенный в 1981 году в список 119 городов Советского Союза с ценным историкоархитектурным наследием. (Из сибирских городов сюда вошел только Тобольск — заповедный город, именуемый «сибирским Суздалем»). Поэтому мы решили рассмотреть заявленную выше проблему именно на примере Иркутска — города крупного, с большими потенциальными возможностями роста и немалым кругом не решенных вопросов, как социальных, так и градостроительных. Уточним вначале историческую роль города: форпост, «сторож русской Сибири», административный, торгово-ремесленный, а затем промышленный и культурный центр обширного региона. Через Иркутск шли, начиная с первопроходцев XV II века, десятки научных, торговых экспедиций и посольств. Через Иркутск ссылка и каторга «провели» участников всех трех этапов русского освободительного движения. По горячим следам разгрома колчаковщины работник штаба Пятой армии В. Зазубрин написал здесь первый советский роман «Два мира». Н. Островский в романе «Как закалялась сталь» приводит (часть 2, гл. 3) частушку времен гражданской войны, которую исполняет Павка Корчагин: «Эх, улица, улица! Гад Деникин жмурится. Что сибирская Чека Разменяла Колчака». В знаменитой «Каховке» М. Светлова название Иркутска знаменует собой одну из важнейших побед Красной Армии в гражданской войне: «Иркутск и Варшава, Орел и Каховка — этапы большого пути». Страницы истории гражданской войны, связанные с Иркутском, стали яркими страницами нашей литературы. Еще раз вошел Иркутск в Большую советскую литературу пьесой Арбузова «Иркутская история». А вскоре появились рассказы и пьесы А. Вампилова. И все же, если бы кто-нибудь попробовал охарактеризовать иркутскую литературную традицию подобно тому, как это сделал в 1920-х годах основатель советского градоведения Н. Анциферов с Петербургом-Петроградом, то он не был бы «завален» материалом. Пожелавший применить метод Анциферова к Иркутску, оказался бы в обратной ситуации; материал пришлось бы собирать по крупицам, как золотой песок в реке. Несомненно, например, что действие некоторых пьес, очерков и рассказов А. Вампилова происходит в Иркутске и герои их иркутяне. Поэтому художник А. Аносов, иллюстрировавший сборник произведений А. Вампилова1 для Восточно-Сибирского книжного издательства, был вправе изобразить фантастический мотив, составленный из элементов архитектуры старого Иркутска. Однако сам А. Вампилов (в отличие от Братска, Тайшета, Усть-Илимска) впрямую Иркутск нигде не называет. Иллюстрация А. Аносова на основе произведений Вампилова создает образ города, улавливает и закрепляет архитектурный «гений места», т. е. его характерные особенности. 1 «Дом окнами в поле». Восточио-Сибиоское кн. изд-во, Иркутск, 1982 г. 148

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2