Сибирские огни, 1987, № 3

Юрий КАРАНДИН С ХОККЕЕМ ВОТ ЧТО ПРОИСХОДИТ. (ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ «СРЕДИ РЫЦАРЕЙ ХОККЕЯ») Имя Юрия Карандина хорошо известно любителям спорта. Судья всесоюзной (с 1963) и международной (с 1965) категорий, он установил своеобразный рекорд — на протяжении двадцати двух лет входил в спи­ сок десяти лучших хоккейных арбитров сезона, при этом неоднократно был назван судьей № 1. Юрий Павлович провел 450 матчей официального чемпионата страны и 225 международных матчей — и это тоже рекордные показатели. Он представлял в качестве одного из наиболее авторитетных арбитров со­ ветский спорт на чемпионатах мира и Олимпийских играх, на поединках с канадскими профессионалами и многочисленных международных встре­ чах хоккеистов в Финляндии и Швеции, Польше и Болгарии, Югославии и Чехословакии, Японии и Испании, Швейцарии и Ф Р Г , Америке и Ка­ наде... С не меньшей ответственностью выступал он судьей на матчах юных хоккеистов, разыгрывающих приз <г Золотая шайба». В 1976 году наш журнал публиковал записки Ю . П . Карандина — «Я сужу хоккей» (М М 6, 7). Сейчас мы предлагаем вниманию читателей новые страницы из дневника хоккейного судьи. ПРЕДИСЛОВИЕ В озвращаясь в Новосибирск с очередного хоккейного матча, я представил вдруг, что и этот матч, и этот рейс — последние в моей долгой и одновременно так быстро промчавшейся жизни хоккейного арбитра, что моя объемистая, видавшая виды спортивная сумка с судейской атрибутикой никогда мне больше не понадобится... И подумалось: а смогу ли я без хоккея, без людей, которые окружали меня все эти годы,— хоккеистов и тренеров нескольких поколений, коллег по судейским делам, болельщиков, без праздничного сверкания льда и каждый раз заново переживаемого предстартового волнения, без гула переполненных трибун, без близких и дальних перелетов, без мелькания городов и стран, встреч и расставаний, без всего того, что наполняло жизнь более четверти века? И, наверное, как всегда в переломные моменты жизненного пути, вносила смятение и такая мысль: а стоило ли все эти годы жить в таком напряженном ритме, отдавать столько сил и энергии своему «непрофессиональному» увлечению, может быть, в ущерб специальности инженера- строителя, в ущерб семье, родным и близким людям? Но все же, оценивая прожитые годы, я не покривлю душой, если скажу: нет, ошибки нс произошло. Я выбрал свой путь и повторил бы его, если бы пришлось выбирать заново. Судья... Как много смысла заложено для меня в этом слове! Какие строгие нравственные требования заключае* оно в себе! Судейство предполагает огромные физические нагрузки, нервное напряжение и предельную ответственность за каждый жест на льду и в то же время большую гордость и счастье от своей причастности к хоккею. К советскому хоккею. Мне везло на добрых людей. Некоторые из них, встреченные случайно на жизненных перекрестках, стали хорошими друзьями. Любое проявление симпатии лично ко мне я всегда относил прежде всего за счет огромного интереса и любви к хоккею, этой по-настоящему мужественной, прек- 133

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2