Сибирские огни № 11 - 1969

Р О М А Н С О П Н 1 Д Е 7ИО<Я ПОЭ71ЛЛ 1 Обращаюсь к Ленину, когда — дух сомнения одолевает. Светит в чай полночная звезда. Боль на сердце... Всякое бывает. Обращаюсь к Ленину, когда нужно в светлой мысли утвердиться. Ощутить, как понимает птица,— ветер свеж и веточка тверда. Обращаюсь — отличить хочу ложь от правды, искренность от позы. Мне и ГЭС, и трассы по плечу. Многих слов страшат метаморфозы!.. 2 — Расскажи мне, папа, про войну. — А про что! — Как вы сквозь дым летели, юные, привстав на стременах. Гневно разворачивали сабли — точно вертолеты поднимались над Россией в боевом угаре! Враг срывал погоны, и звезда мглистая над лесом пропадала... — Лучше я — о друге... лейтенанте... Сашке было девятнадцать лет. Сделал девятнадцать он заплывов вокруг солнца в черно-красной бездне, рыжий был от этого и цепкий... В плен попал он. — Как!! Он поднял руки! — Сашку били. Поломали руки. Ты, наверно, видел кинофильмы... Спрашивали: «Кто твой командир! Справа кто на фланге! Слева кто!* Но молчал, сощурясь, лейтенант. Без воды держали. Сашка слышал, как пьют воду, булькая, солдаты. Танки булькают, пьют воду Волги. Булькает Берлин — пьет океан крови русской... «Кто твое начальство!* (Мокрый пёсий нос у пистолета...) «Отвечай же! Кто! Признайся! Кто!» (Что вынюхиваешь, пес железный!) «Кто!» И тут ответил лейтенант. Он ответил: «Ленин!» Рассказала нам об этом год спустя разведка — капитан Тишков. В немецкой форме, весь в дубовых листьях и нашивках (а душа — в листве берез горючих...), он стоял в двух метрах от героя и ничем не мог тогда помочь... Вспоминаю нашу встречу с Сашей за неделю до войны. Отныне разбегались наши с ним дороги. Выпили по чарочке вишневой. Хлебом теплым, русским закусили. Закурили. Саша мне сказал: «Знаешь, что! По-моему, не гоже всуе имя поминать великих! Смутно беспокоюсь... Ну да ладно, после разберемся!» Не пришлось. И когда его вели к обрыву, рыжий чуб блестел на лбу соломой и беззубая плыла улыбка, как зловещий черный негатив.» Грянул залп. И эхом было: «Ленин!..» Эхо — по горам и по лесам! И гремело все Поволжье: «Ле-енин!..% и в извивах вяза возле штаба,

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2