Сибирские огни № 11 - 1969

КНИЖНОЕ ОБОЗРЕНИЕ Л. Ф И Н К НЕВЫДУМАННЫЕ ПРОБЛЕМЫ розу шестидесятых годов вряд ли возможно представить без повестей Виля Липатова. Пишет он много и щедро, читательский интерес к нему очевиден, вни­ мание критики неослабно. Еще не завер­ шилась дискуссия о «Деревенском детек­ тиве», а появились новые повести «Лида Вараксина», «Сказание о директоре Прон- чатове». И снова сталкиваются мнения, снова пестрота и разноголосица — от на­ ивного безоговорочного восторга до раз­ драженного сарказма. Уже энергия и диа­ пазон спора свидетельствуют: перед нами серьезное литературное явление, отражаю­ щее нечто важное и в самой жизни, и в ее художественном освоении. Главное в прозе В. Липатова, как мне кажется,— несомненное знание людей, о которых ок пишет, умение делиться свои­ ми знаниями и при этом увидеть сквозь исследуемый человеческий характер значи­ тельную, актуальную жизненную пробле­ му. Стоит, например, вчитаться в повесть «Лида Вараксина» и задуматься над тем, почему В. Липатову показалось необходи­ мым разобраться в бедах и радостях сво­ ей героини. Крепкая, сильная, с малолетства при­ ученная к труду, жизнерадостная девуш­ ка из тихой и глухой сибирской деревни Яя побывала в городской культпросвет- школе и усвоила там за два .года немало новых представлений. В. Липатов недаром точно называет срок обучения — много ли возьмешь за два года. Вот и оказалось, что прежде всего Лида приобрела в горо­ де пристрастие к ажурным чулкам, «ко­ ричневым лакированным туфлям», «бордо­ вому костюму с вышивкой» и, наконец, «комбинации с дорогой вышивкой и кру­ жевами». Так называются главы повести, знаменуя ззятые Лидой рубежи. Город поразил ее внешними приметами быта, и она вернулась домой, бережно и горделиво демонстрируя не без труда приобретенные вещи. А ее духовное обога­ щение ограничилось опять-таки чисто внеш­ ним усвоением эрзацев интеллигентности. Суровые уроки дает жизнь Лиде Ва­ раксиной. Вот идет она по деревне в ажурных чулках, гордая своей обновкой, а никому — ну, вовсе никому! — нет до нее дела. Вот старательно и звонко 'читает газету на полевом стане, а «те, кто дремал, продол­ жали дремать, женщины лежали, тесно прижавшись друг к другу, а девчата сме­ ялись своему — тайному и чужому». Вот зазывает она молодежь в клуб, произно­ сит — по ее мнению — обличительные и страстные речи, а парни и девушки прячут глаза в землю и «от смущения и неловко­ сти что-то напевают сквозь зубы». Чужой оказалась Лида и для своих сельчан, и для заезжих студентов. И в са­ мом деле, с какой заинтересованностью могут слушать колхозники ее политинфор­ мацию, если «читала Лида ни быстро, ни.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2