Сибирские огни № 11 - 1969

А л е к с а н д р Н ужно О Т Е Ц Спасибо, матери, спасибо вам, отцы, за то, что сызмала к земле нас приучали. Звенят овсы,— ах, как звенят овсы! — ночами лунными за детскими плечами... Беги, Антошка, полем напрямик, за мокрым лугом отыщи Гнедого. Что степь тебе! — ты к ней давно привык, не в первый раз ночуешь ты не дома. На косогоре круглая луна тебе окажет добрые услуги: смотри, она подводит скакуна — стоит Гнедко в огромном лунном круге. Твой конь, он ласковый, трудолюбивый зверь. Таких зверей уж нету и в помине... Ты расстреножь его и грусть его развей, по клеверам, по степовой полыни лети, Антошка, полем напрямки, босыми пятками Гнедого понужая... Пока готовят ужин старики и речь ведут о видах урожая. Играй, резвись, в галоп его бери, воображай себя на поле брани, войну германскую перебели — возьми все крепости, которых и не брали. Не батрачонок — ты казацкий вождь!.. И все, что есть земного в человеке,— как эта степь, как звезд овсяный дождь,— войдет в тебя отныне и навеки. Еще рука твоя мальчишески легка, пропахшая мужицким скудным полем. Останови, Антон, летящего Гнедка, дай отдышаться перед водопоем. Звенит уздечка. В озерке степном звенит луна. Овсы звенят на гриве— Он полон звона, мир, объятый сном. И в этом мире нет тебя счастливей. Здесь до тебя нет дела никому, никто твоей забавы не отымет. Костер в ночи — разломленный кавун стреляет зернышками золотыми. Что в красной мякоти полночного костра увидел ты, когда арбузным соком сводило веки, чтобы до утра ты жил во сне прекрасном и высоком! От всех забот далёко-далеко. От всех надежд желанных недалече. И слышишь ты, как тычется Гнедко губой шершавой в зябнущие плечи— Луна летит, взрывая облака. Вся лунным светом залита долина— Тебя, уснувшего, на ласковых руках несет в шалаш мой дедушка Данила.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2