Сибирские огни, 1967, № 11

ВАСИЛИЙ ТРУШКИН Л и тер а тур н а я Сибирь в годы революции V Процесс становления молодой советской литературы многогранен и сложен. Он еще недостаточно нами изучен. Многие инте­ ресные страницы его истории до сих пор должным образом не прочитаны. Прежде всего это относится к тем литературным явлениям и фактам, которые возникали на так называемой периферии, вдали от обще­ признанных политических и культурных центров. А между тем одна из ртличитрль- ных особенностей__ нарождавшейся совет­ ской литературы как раз и заключалась ийённо в «повсеместности» ее возникнове­ ния, в невиданной ранее массовой тяге “к творчеству, в своеобразной «децентрализа­ ции» литературной жизни гтрярта * Чрезвычайно интересной, насыщенной поисками новых форм, многообразием твор­ ческих индивидуальностей выглядела и ли.- тепатупна.я....жизчь Гибирц первых лет рево­ люции. Примечательно, что в Сибири был создан первый советский роман, что имен­ но здесь сразу же по окончании граждан­ ской войны возник один из старейших в стране советских журналов/ Вклад сибиря­ ков, внесенный в сокровищницу советской литературы, и значителен и бесспорен. К сожалению, мы этого подчас, как следу­ ет, не осознаем, не учитываем при характе­ ристике общелитературного процесса и тем самым невольно обедняем и, в сущности, искажаем его, а следовательно, искажаем и историческую перспективу развития ис­ кусства социалистического реализма. В не­ малой степени объясняется это слабым знанием конкретного историко-литератур­ ного материала вообще и материала, отно­ сящегося к Сибири, в частности. Изучение истории становления советской литературы в Сибири голько-только начинается, и де­ лается оно главным образом усилиями са­ мих сибиряков, критиков и литературове­ дов Н. Яновского, Еф. Беленького, А. Абра­ мовича, А. Татуико, Э. Шика, Ю. Постксва и других энтузиастов, снимающих одно за другим белые пятна на обширной карте рус­ ской советской литературы. А в дни пяти­ десятилетия великого Октября особенно по­ учительно и важно попристальней вглядеть­ ся в первые ростки ее, пробивавшиеся на об­ ширной сибирской земле в те суровые годы. Октябрьская революция до самых глу­ бин всколыхнула Сибирь. Из края в край прокатилась по ней вскоре высокая волна гражданской войны. «Грядущие грозы», которые смутно мерещились юным поэтам- сибирГякам Владимиру Пруссаку, Федору Лыткину и людям их поколений, стали до­ подлинной реальностью. Казалось бы, в это время^ до предела насыщенное электриче- скимтГ~~разрядами революции время оглу- шительных общественных катаклизмов, ког- да с грохотфм рушились вековые устои ' и В^МУКЭХ РОЖДаЛСЯ нгшый мир, рьчтр и? д о искусства и литературы. Но искусство про- ДояжЯлсГЗкйты Более того, рождалось но­ вое, массовое революционное искусство, появлялись первые побеги новой литерату­ ры. Партизаны Забайкалья слагали и пели песни о легендарном своем командире Павле Журавлеве и бое под Богдатыо, партизаны Приангарья выдвинули из сво­ ей среды талантливого по»та-самородкэ Реброва-Денисова. Особой популярностью пользовалось его стихотворение «Бой под Усть-Кутом». Были свои поэты и у енисейских и ми­ нусинских партизгш. Так, широкую извест­ ность в партизанской армии А. Д. Крав­ ченко и П. Е. Щетинкича приобрели стихи и песни Тимофея Рагозина, прошедшего вместе с армией весь долгий путь от Степ­ ного Баджея через Саянскую тайгу до Тувинских^дгорий и холмистых равнин Ми­ нусинска.’ Редкий номер партизанской га­ зеты «Соха и молот», выходившей в Ми­ нусинске осенью 1919 года, обходился без стихсз Т. Рагозина и других партизанских поэтов. Тимофей Рагозин в своей лирике 172

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2