Сибирские огни, 1967, № 10

анализ некоторых произведений А. Сороки­ на. Однако впервые эта трудная проблема целостного анализа творчества А. Сорокина, связанная с большими библиографическими разысканиями и кропотливым архивным ис­ следованием рукописей и документов, была решена литературоведом и критиком Еф. Бе­ леньким позднее — в шестидесятые годы. Обстоятельно и живо написанным критико­ биографическим очерком Еф. Беленького и открывается ныне изданная книга А. Соро­ кина. Много любопытных фактов из жизни А. Сорокина, неповторимых черт его лично­ сти и своеобразия творческой манеры откро­ ет для себя читатель в разделе очерков и воспоминаний, написанных страстно и прав­ диво писателями и поэтами, знавшими А Сорокина. «У него было большое сердце настоящего гуманиста»,—отмечает Н-. Анов. С. Марков хорошо видит, что жизнь его старшего товарища по перу отнюдь не ис­ черпывается странными выходками, она к тому же исполнена удивительного трудолю­ бия. М. Никитин касается своих встреч с писателем и пытается определить важней­ шие особенности творческой манеры А. Со­ рокина. Ему удается в своем очерке разга­ дать некоторые «фокусы»’ сорокинских рас­ сказов, построенных нередко на «голой идее». Увлекаясь доказательством правиль­ ности своей мысли, писатель нередко забы­ вал о соответствии ее жизненным фактам. В этом смысле М. Никитин и говорил об отсутствии четвертой стены в некоторых рассказах А. Сорокина. Статья Л. Мартынова «Дон-Кихот си­ бирской литературы», давшая название все­ му разделу, интересна прежде всего тем, что автор ее устанавливает прямую связь между страстью А. Сорокина к скандалам и той капиталистической действительностью, которая давила сибирского писателя боль­ шую часть его жизни. Жаль, что составите­ ли книги обошли своим вниманием извест­ ный очерк Вс. Иванова «Антон Сорокин», опубликованный года три тому назад в жур­ нале «Огонек». Работа эта, несомненно, до­ полнила бы какими-то живыми черточками портрет А. Сорокина. Над составлением книги работал не один человек, но, очевидно, и для коллектива со­ ставителей чрезвычайно сложной задачей оказался отбор произведений А. Сорокина для сборника. Ведь в него нужно быпо включить наиболее характерное, отобрать самое важное из 2000 произведений (если верить этой цифре, которую называл сам А. Сорокин), созданных сибирским автором за четверть века своей литературной дея­ тельности. Думается, что те 26 произведений, кото­ рые собраны в книге под общим названием «Напевы ветра», дают довольно полное представление о творческом лице А. Соро­ кина. Прав был В. Зазубрин, когда говорил об А. Сорокине как о большом мастере, ко­ торый «умеет дать живые, сочные... образы и убедить ими читателей» Сказы и прими­ тивы А. Сорокина о жизни угнетенных в прошлом народностей полны подлинно на­ родных мотивов, как полны ароматом вет­ ры, гуляющие по необозримым хакасским степям Один из рассказов так п называет­ ся «Запах родины». Ничто не может вер­ нуть защитника народного Каскыр-бая на родину, гонцы ни с чем уходили от него дважды. И вот один из посланцев привез с собой «запах родины — траву джуусан», и тогда не осталось у героя сил противить­ ся: запах родины оказался сильнее любви, и Каекыр-бай вернулся г своему народу. Лейтмотив многих дооктябрьских произ­ ведений А. Сорокина — золото. Для писа­ теля —.это самое большое зло. Оно делает мать убийцей своего ребенка («Мать»), оно ввергает народы в братоубийственную вой­ ну, оно уродует и убивает мысль писателя, лишает его возможности быт.з правдивым и искренним («Свободное слово»), оно, нако­ нец, накапливает в человеке яд большей силы, чем весенний яд фаланги («Офар- яд»). Писатель не видел путей борьбы с «желтым дьяволом», хотя никогда не терял веры, что он будет побежден. Очевидно, по­ этому выглядит столь непосредственно, да­ же наивно, фантастическая сценка «Даф- тар», где сделана попытка показать то вре­ мя, когда над землей взошло «солнце извечной' правды и любви»: «Бросил мужик горсть золотых, и упали они на черную рыхлую землю, и казались желтыми плев­ ками на черной земле. Запел песню мужик и стал продолжать свою работу». Бесхитростными песнями, исполненными благодарности «самому большому челове­ ку», звучат «Сказы об Ильиче». Симу, ге­ рой одноименного рассказа, «хорошо понял, что тунгусам другую жизнь дал Ленин», и решил искусный рыбак самого крупного осетра отвезти в Москву в подарок Лени­ ну. Хоть и поздно приезжает Симу в столи­ цу, умер Ленин, но встречи с людьми помо­ гают ему многое понять и осмыслить. Ничего особенного не происходит как будто и в сказе «Песня о живом кургане Азах». Джигиты, освобожденные от уплаты калыма, воздвигают курган в память о че­ ловеке, давшему народу счастливую жизнь, Курган растет, и кажется он созданием мощного великана, а великан тот —благо­ дарный народ степей. Непосредственной искренностью народной легенды, значитель­ ной мыслью и большим теплом согреты эти миниатюры о Ленине. Особые напевы ветра, несущие тревоги и большие надежды на скорые перемены, слышатся в произведениях А. Сорокина о гражданской войне. В них чаще выдвига­ ются на первый план не забитые и угнетен­ ные люди, а сильные и гордые герои. Певец Байман (рассказ «Дуана Байман»), несмот­ ря на угрозы белогвардейского атамана, бросает ему в лицо правдивые слова: «Чем больше горя будет вами сделано, тем боль- 1 «Рабочий путь», № 78, 6 апреля 1927 г.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2