Сибирские огни, 1967, № 10

ную инструкцию. Для П. П. Семенова1 я думаю собрать коллекцию жесткокрылых. Не попросите ли Вы его снизойти к моему невежеству в этой области и дать мне то­ же точную и подробную инструкцию». Как видно из письма, Феликс Яковлевич самым настойчивым образом добивался упрочения деятельности Минусинского му­ зея, серьезно работал над книгой по его истории, тщательно готовился к сойотской экспедиции. Спустя два месяца, 15 сентября 1901 г., Ф. Кон, отвечая на письма Клеменца, сооб­ щал ему, что дело об учреждении капитала имени Н. М. Мартьянова медленно, но про­ двигается, что решение городской думы об ассигновании 100 руб. состоялось, что его экспедиция готовится и что он очень благо­ дарен Дмитрию Александровичу за его со­ веты. «Кстати, еще одна просьба,— писал в конце письма Феликс Кон.— От Н[иколая] Михайловича] я узнал, что Вы готовите ра­ боту по шаманизму; не можете ли Вы мне указать первоисточников, в которых, поми­ мо обрядовой стороны, шаманизм бы рас­ сматривался как культ. Сочинения могут быть на польском, русском, немецком, фран­ цузском и английском языке. Дело в том, что, как мне кажется, на счет шаманизма зачастую относятся явления, ничего общего с шаманством не имеющие и являющиеся пережитком совершенно другого культа. Что общего, напр., между «Тигыр-Таих» — каченцев и сагайцев, в котором шаман под­ вергается всяким напастям, и шаманством? Что же это: эволюция к новому мировоззре­ нию или рудиментарный остаток прежнего, вытесненного христианством, ламанизмом и т. п. и до оих пор не исследованного? Ого­ вариваюсь. Я не строю пока никаких гипо­ тез; делюсь сомнениями, которые 'мешают мне ориентироваться в вопросе». И снова мы видим, с какой тщатель­ ностью Феликс Яковлевич готовится к своей экспедиции, с какой благодарностью встре­ чает он каждый добрый совет и пожелание. Письмо свидетельствует о широком диапа­ зоне научных интересов Ф. Кона и о его стремлении быть в курсе новейших научных достижений. 24 декабря 1901 г. Ф. Кон снова пишет Клеменцу и сообщает о том, что получил известие о согласии Музея Александра III выделить средства для покупки коллекций: «...Спасибо Вам сердечное, Дм[итрий] Александрович]! Вы мне оказали такую услугу, какая не забывается... Об экспеди­ ции к сойотам я мечтал несколько лет, пред­ ложи мне Отдел1 21 еще более невыгодные условия, я бы и на них согласился, отлично сознавая, что недостаток средств зачастую в корне подкашивает результаты экспеди­ ции. Теперь, благодаря теплому Вашему уча­ 1 П. П. С е м е н е в-Т я н ш а н ь с к и й <1827—1914) — великий русский путешественник и ученый. 2 Восточно-Сибирский отдел Русского Геогра­ фического общества. стию и участию Щиколая] Михайловича], я чувствую себя чуть не Крезом... и будьте уверены, что Вам за меня краснеть не при­ дется: и коллекция будет собрана и в казен­ ной копейке отчитаюсь... Само собой разу­ меется, что к собранной коллекции мною будет приобщен подробный объяснительный каталог, а во вступлении ко всему будет подробно изложено, где каждая вещь при­ обретена и чем она отличается от подобных вещей, приобретенных в других местах. Словом, каталог этот будет сжатым отчетом об экспедиции... Вы в одном из писем сообщали, что хо­ тели бы прислать несколько интересующих Вас вопросов по этнографии и антрополо­ гии. Пришлите же как можно скорее. Я все самым аккуратным образом исполню, но для лучшего исполнения я должен заблаговре­ менно «обмозговать» и усвоить вопросы... Не помню, сообщал ли я Вам, что Красноярский ' Подотдел1 ассигновал мне 200 руб. специально на исследование мест­ ных русских, с чего я, по всей вероятности, и начну, и пребыванием на Усу восполь­ зуюсь, чтобы по возможности выучиться сойотскому языку. Вряд ли мне удастся сделать все наме­ ченное в один год, но — не беда: если нуж­ но будет, в декабре приеду в Минусинск, приведу в порядок материалы, а там — в феврале — опять в путь-дороженьку! По крайней мере, осмысленно проведу послед­ ние три года, которые мне придется еще прожить в Сибири... Как Вы нашли мою программу? Шама­ низм и юридический быт плохо разработа­ ны, но это еще будет исправлено. Я уверен, что Вы, не стесняясь, исправите программу. Я — не самолюбив, за всякое указание буду искренне благодарен, а всякая Ваша по­ правка скажется и на самих результатах экспедиции...» Это было последнее письмо Феликса Ко­ на, написанное незадолго перед тем, как отправиться в сойотскую экспедицию. Зд^сь, по существу, дается программа намеченных Ф. Коном исследований, излагаются его планы и замыслы. Нельзя не обратить вни­ мания на фразу, казалось бы, брошенную вскользь, но в которой отразились наиболее характерные черты облика революционера и ученого: «По крайней мере, осмысленно проведу последние три года, которые мне придется еще прожить в Сибири». Ни одно­ го дня, прожитого зря, впустую, без дела,— вот девиз Феликса Кона! Напряженная ра­ бота не прекращалась ни на минуту. Пора­ зительно только, когда он все успевал: го­ товиться к экспедиции, читать научную ли­ тературу, писать. А писал он много. Его публицистические статьи, заметки, научные статьи печатались в разных изданиях: в «Сибирской газете», в газетах «Степной край», «Восточное обозрение» и др.; в жур­ нале «Русская мысль» был опубликоьан 1 Восточно-Сибирского отдела Русского Геог­ рафического общества. 157

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2