Сибирские огни, 1953, № 3

Д е л а Александр КУЛИКОВ В Бара 0 иисвой степи I Но дор о г е в ESosnecenuy Над заснеженными полями, словно первый, ещё лёгкий, августовский туман, лежала прозрачная синеватая дымка. В ней тонули и дальние берёзовые рощи и широко разбежавшееся по косогору за рекой колхозное село. Вот, в клубах пара, словно вынырну­ ли из лунной синевы кони, запряжённые по-сибирски «гусем». Прозвенел над ухом заливистый колокольчик, донес­ лось до слуха протяжное «голуби-и... шевели!» — Почта в Кыштовку, — проговорил мой спутник, председатель колхоза По­ кровский и, приподнявшись, тоже «под- шевелил» коня. Любят в Барабе быструю езду . Вот уже где-то далеко, за оставшейся позади берёзовой рощей замирает звон почтово­ го колокольчика, мелькают опушённые снегом кусты, вековые берёзы по обочи­ не тракта, и невольно вспоминаются строки, написанные Глебом Успенским, проезжавшим в своё время через Ба- рабинскую степь, где, по его выражению, бешеная сибирская езда достигает наи­ высшей точки неистовства: «Испуганный глаз проезжего едва ощущает облик от­ воряемых старых ворот, и, кажется, од­ новременно и тут же, где мелькнули во­ рота, мелькает и храм и поскотина, и вот чистое поле, — всё вместе и всё, как во сне! Не знаешь, кто тут сошёл с ума и пришёл в неистовство, ямщик ли рехнулся, очумел и в беспамятстве не видит, что и он, и проезжие, и лошади должны разбиться вдребезги, или это ло­ шади взбесились и дошли до такого исступления, что с ними не справится ни­ какая сила, и что ямщик в ужасе руки опустил, обомлел. Чем всё это кончится? Не раньше как на шестнадцатой вер­ сте проезжающий, наконец, узнаёт, что ни ямщик, ни лошади не впадали в исступлённое состояние, не бесновались, а делали своё дело так, как следует его делать по сибирскому обычаю, — просто ехали «на сибирский манер». ...Многое изменилось в Барабе с того времени. С каждым годом неузнаваемо меняется облик этой огромной низмен­ ности. На её просторах горят электриче­ ские огни городов, колхозных селений, железнодорожных станций, МТС, экска­ ваторов, работающих на прокладке кана­ лов, механизированных маслодельных заводов. Не гоняют по сибирскому тракту ям­ щики, пугая проезжего человека своим диким свистом, да и сама профессия си­ бирского ямщика ушла в прошлое. В летнее время колхозники предпочитают пользоваться автомашинами. У многих председателей имеются и «Победы», но «промять» «на сибирский манер» засто­ явшегося орловца по хорошей зимней степной дороге, «пробежать» с ветерком по просёлку, кто ж е из сибиряков ли­ шит себя такого удовольствия! До поездки в Вознесенку, в передовой в Венгеровском районе колхоз имени Сталина, мне ни разу не приходилось встречаться с Фёдором Степановичем Покровским. Но познакомившись с ним, я подумал: «А ведь где-то я видел этого человека с резко очерченным ли­ цом, с широко разлетевшимися над гла­ зами густыми чёрными бровями. Всё в нём — приветливая улыбка и даже с первого знакомства бросающийся в гла­ за его беспокойный характер как-то сра­ зу располагали к себе» . Фёдор Степанович возвращался из Венгерово. Совещание, на котором обсуждался очень важный вопрос о зимовке скота, кончилось поздно. Покровский запряг коня и «побежал» в Вознесенку. Была одна причина, заставившая председателя Вознесенского колхоза поторопиться с воз­ вращением домой. После совещания секретарь райкома партии задержал По­ кровского и сказал: — Жди гостей, Фёдор Степанович. В Вознесенку председателей колхозов по­ сылаю. Пусть посмотрят у тебя механи­ зацию на фермах, подготовку кормов, племенную ферму. Не возражаешь?

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2