Сибирские огни, 1928, № 4

МАРК АЗАДОВСКИЙ Три записки Чернышевского В об'емистом деле Иркутского окружного Архивного Бюро, носящем не- сколько ироническое заглавие «Дело об облегчении участи государственному преступнику Н. Г. Чернышевскому», среди многочислен!нь.х рапоотов, доне- сений, сведений о поведении, отчетов в израсходованных командировочных суммах на сопровождение Чернышевского и т. д., и т. д., хранятся три соб- ственноручные записки Чернышевского, до сих пор не известные еще иссле- дователям и являющиеся довольно любопытным документом для характери- стики его вилюйского быта. Приводим их полностью: I. Алексей Никитич! Когда приедет Капелла, потрудитесь показать ему следующие мои вопросы: 1. Не говорил ли ему кто-нибудь, чтоб он остерегался меня? Если было ему говорено это или что-нибудь такое, то 2. Может ли он сказать Вам для передачи мне, кто именно говорил ему? Если же не было говорено ему это или, если он полагает, что говоривший был ду- рак, сказавший глупость, которую не должно принимать во внимание, то 3. Расположен ли г. Капелла решиться принять меня, одного, не сопро- вождаемого ни Вами, никем другим из полицейского ведомства? 4. Если «да», то когда у него буд ет время принять меня. 11 марта, 1878. Ваш Н. Чернышевский. И. Прислать мне из аптеки: английского пластыря (Emplastrum adhaes i vum angl icum) (лоскут хоть с половину этого листка). Железа нет в аптеке? Я так и полагал, но все-таки следовало уведомить меня о том. Неровен час, если я утолю то, чем грозил,—напишу в Петербург, в Медицинский Департамент, то от ' е зд из Вилюйска и самый выход в отставку не спасет Бергмана от страшной ответственности. Я добр. Но иной раз, я не сдержу справедливого гнева. Н. Чернышевский. (Сбоку): Отдать Афанасьеву. Он должен показать Бергману. 111. Алексей Никитич! Потрудитесь потребовать от моего имени, чтобы г. Капелла назначил времл, когда зайдет ко мне, взявши с собой полицию.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2