Сибирские огни, 1928, № 4

А. КОПТЕЛОВ Горными тропами I. ГОЛУБОЕ СЕРЕБРО. Были жаркие июльские дни. Я торопился в Уймонскую долину, чтобы там догнать экспедицию и проехать с ней по Центральному Алтаю, перева- лить через Катунский хребет, побывать на Белухе и горячих Рахмановских ключах. Крепкие маленькие лошади отмахивали по сотне верст в день. Ря- дом со мной в черемуховом коробке сидел заведующий Алтайской конторой Госторга. Он ехал на Уймон, чтобы ознакомиться с заготовкой маральих рогов. Под нами—два мешка с серебром. Заготовка рогов началась—серебро необходимо. Кержаки, напуганные слухами о войне, продают рога за сереб- ро. Если услышат они, что за рога дадут бумажные деньги—поворачиваются и уходят. — Нет, денежки-то могут уплыть, а рога—они... пускай висят. Еще недавно мужики отказывались от серебра: — Зачем много даешь? Куда я его дену? Мешка у меня с собой нет... А теперь раз'ездной агент Госторга Петелин рассказывает нам, что Усть-Коксинский аймакисполком с почталионами кольцевой почты послал из- вещение гончарам: не делать много корчаг, а то кержаки серебро в них прячут. Маральи рога—голубое серебро, серебро, которое идет в Китай. Они расцениваются по 500 руб. за пуд. Тысяча рублей в полтинниках весит один пуд. Мы везем звонкое серебро для обмена на другое серебро—голубое. Пуд серебра—два пуда рогов, снятых с 10-12 маралов! За Абаем начались маральники, Петелин говорил о заготовках. — Здесь рога будут... только прежде всего надо у Полиекта Никоно- вича купить. Когда Полиект продаст—все мараловоды нам повезут рога. — А много у него рогов?—интересуюсь я. — Тысячи на три. —- А маралов сколько? — Этого он не скажет. Десятый раз приезжай к нему, знакомый уже, а спросишь о числе маралов—отвечает: «немножко». Они считают, что го- ворить правильно о маралах нельзя: «зверь*) портиться будет». Мараловоды—марала называют «зверем».

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2