Продовольственный бюллетень, 1922, № 17-18

И в данном случае вопрссом, и весьма боль­ шим, явлжтся самая организация, ее практическое построение на основе привлечения всех слоев иксе ления к г сстояиной планомерной борьбе с голодом. Некоторою попыткою в этом отношении явля­ ется, установленный декретом Совнаркома, едивовре- менвый денежный налог, но это— капля в сравне нив с тем океаном бедствий, в котором живут де­ сятки тысяч людей. Это помощь формальная, ибо уплата налога уже как бы снимаот с граждан ' формильное обязательство пред голодающими. Мы же имеем в виду помощь действенную, при кото­ рой каждый жертвующий материальные средства вместе с тем является и активным участником борьбы. В такие формы вылилась, например, помощь голодающим некоторых учреждений г. Нововико- лаевска, взявших ва свое попечение определенное количество голодающих детей Поволжья. Здесь коллектив, группа жертвователей, принимающих на себя обязательство не только выделить из своего заработка известное количество продуктов, но соз­ дать для патронируемых им детей все условия существования: жилище, одежду и изв стяьй уход, ве исключай и воспитательной части. Естественно, при таких условиях данное обязательство побуж­ дает жертвователей не ограничиваться отчислением известной доли из своих личных средств, но изы­ скивать средства привлечения к делу помощи граж­ дан со стороны. • Но такого рода помощь возможна лишь при У словен , если голодающие эвакуированы в Сибирь. Хотя в Сибири и ие мало прибывших из голодных мест, но рессурсы Сибири, которые могут быть предоставлены в. помощь голодающему населению Поволжья, в значительной мере превышают нужды эвакуированных голодающих. Таким образом, признавая наиболее целесооб­ разной отмеченную выше организацию помощи п у ­ тем взятия всецело на свое попечение определен­ ных групп голодающих, необходимо, прежде всего, использовать таковую в полном размере нужды эва­ куированных в Сибирь голодающих, а затем уже все излишки, а их, несомненно, не мало,— отсылать на места. В последнем случае опять возникает вопрос о более планимершй организации, Бри которой по­ мощь явилась бы и широкой и постоянной, а не зависела бы от меняющегося настроения „жертво­ вателей“ . Здесь принцип добровольных пожертво­ ваний должен быть заменен принципом обязатель­ ности. Здесь должна быть своего рода „развер­ стка“ обязательства прел голодающими, ибо слиш­ ком грозна для государства опасность, вызываемая и самим голодом и его п следствиями,' чтобы рас ­ сматривать мероприятия по ликвидации ее, как частн(е дело. Кто же должен явиться обсектом «голодной разверстки»? На кого должна быть возложена обя­ занность но оказанию помощи голодающим? Ответы на эти вопросы подсказываются самою жизнью. Конечно, в первую очередынадо заставить сытых отдать хотя бы десятую часть от своего обильного явствами стола умирающим от голода. Таких сытых много в Сибири и в городах и в деревнях. Они у всех ва виду и искать их долго не орихо-ится. Торговцы, арендаторы, „оттаяв­ шие“ при новой экономической политике, разные деревенские богатеи и т. п. граждане, тем или иным образом эксплоатирующие чужой труд. Но не должны быть освобождены от „голод­ ной “ повинности и трудовые элементы, обязанные уделить из своего заработка изаестаый процент. В данном случае мы исходим из принципа, что тр у ­ довые элементы все же обеспечены хлгбом насущ­ ным и выделение 3— 4°|0 для голодающих ве явится для ния бременем. Мы видим, что немало учреж­ дений и предприятий отчисляют в пользу голодаю­ щих от 5 до 10 проц. своего заработка как де­ нежного, так и натурального. И так, десять сытых обязаны кормить, по край­ ней мере, одного голодного, а 2 5— 30 служащих или рабочих также должны кормить одного голод­ ного. Это обязательство должно быть зафиксировано приказом Сабревкома несомненно, ибо ''время не ждет: с каждым днем все туже и туже затягивав с палач-голод петлю на шее обреченных на ужас­ ную смерть. Надо спешить, чтобы вырвать из проклятых рук палача схваченные им жертвы, с мольбой и укором взирающих на сытых а обеспе­ ченных. Ж)Т5о, товарищи, жить ори такой кошмарной обстановке. Наша совесть, взбудораженная ужасом страдавия гибнующих от голода наших братьев, требует успокоений. И единственное средство к этому— широко организоваться, планомерная помощь голодающим цр?участии всех граждан, об‘ едигив швхся под лозунгам: «Поможем всем, чем только можем». В . Самсонов. Плод, ш при* тттш нового Голод, охвативший все Поволжье, часть Ук­ раины и Сев. Кавказа, есть бедствие всенародное, так как он грозит полным вырождением многих миллионов трудового населения. Переживаемый Поволжьем голод не является чем то новым, не­ виданным на Руси. На протяжении всей своей исторической жизни, трудовое население России ж у л о впроголодь, питаясь однообразно и скудно. На фоне этого хронического недоедания разгора­ лись время от времени вспышки настоящего го­ лода, пример которого мы имеем ныне. Так, из летописи мы знаем, что уже в 13-м веке страш- ^ ный голод постиг богатое Новгородское княжество, когда люди питались собаками, кошками, сосно­ вой корой. В 16 м веке, во время голода, по сви­ детельству одного историка, русские люди пожи­ рали друг друга, убивали, солили и ели. Результаты хронического недоедания много­ миллионного населения налицо. Из всех европей­ ских стран Россия отличается наибольшей смерт­ ностью, заболеваемостью и изнашиваемостью ор­ ганизма. Смертность в России велика, как нигде в Европе. На 1000 душ населения в год умирает у нас 30, а в Англии 14. Средняя продолжитель­ ность жизни у нас 32 года, в Англии 46 лет. Голодающий человек, не получая извне пищи, которая необходима для поддержания жизни, живет за свой счет, буквально поедает себя. Прежде всего, при голодании пускается в хоД жир, так как он менее всего нужен человеку. Он Ху

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2