Дедов ПП_Русская доля

тела над снопом брызг, в клюве ее серебристо блеснула рыбешка. Это какое же надо иметь проворство, чтобы выхватить рыбу из-под воды?! КОСТРЫ МОЕГО ДЕТСТВА Костер! Радостным теплом и светом твоим озарено мое де­ тство! И теперь, когда ушло оно безвозвратно, - аукнулось в чис­ тых березовых колках и скрылось навсегда за долами да лесами, - и теперь в трудную пору своей жизни, лишь подступит к сердцу холодная тоска, отыскиваю я свой потрепанный, прожженный и пропахший дымом да сухими травами рюкзачок, сажусь на пер­ вый попавшийся транспорт и качу за город. Где-нибудь у чахлого, обглоданного и загаженного неутомимыми туристами перелеска собираю сухие былки, ломкие веточки и развожу костер. И часа­ ми могу сидеть у очистительного огня. И в жадных языках пламе­ ни маячат передо мною видения далеких дней... Наверное, у каждого есть свой костер детства. У одних - рыба­ чий или охотничий, овеянный радостью первого общения с при­ родой, у других - пионерский, с песнями и плясками, но для нас- то, детей войны, костер был не игрой, не забавой, а источником живительного тепла и света, как для первобытных людей. Наших далеких предков. Так как же мне его позабыть, мой костер детства! Набегаешь­ ся, бывало, сгоняя в табун непослушных быков, - ноги от холода ломит, аж в затылке больно отдает, кажется, все, выдохся, и жить больше не хочется, а прибежишь к огню, почти в самые угли су­ нешь занемевшие ступни - и почувствуешь сразу, как потечет по всему телу тепло, и вся боль, и вся горечь в нем растопятся, ску­ пой слезинкой стекут по щеке... РАБОТА Молодожен Григорий Лаптев рубит себе дом. Отпуск специально взял в колхозе. Сегодня первый день тюкает с раннего утра. Лизка, жена молодая, рядом крутится, - да много ли от нее толку? «Не управиться до белых мух, - горько думает Григорий, - в

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2