Новый сатирикон № 40, 1915

Б Ъ Ж Е Н Е Ц Ъ . ВеликЬ Тараса горе: УцЪлЪли — онъ да «Мишка» . . . А вЪдь былъ на косогорЪ Свой веселенькШ домишко — За оврагами, за боромъ, За разбитыми мостами, —- Огороженный заборомъ И обсаженный кустами. Десять лЪтъ семья Тараса Ассигнации копила, —• На тел’Ьгу, на савраса, На вЬнцы, да на стропила; По зерну основу клали, По бревну вели хоромы, По снопу на крышу стлали Золотой покровъ соломы. Эхъ! Мужицкге чертоги! Кто васъ дЬлаетъ? . . Забота! Что ни рама — годъ тревоги, Что ни гвоздикъ — капля пота; Что ни уголъ — то мозоли На Тарасовой деоницЪ. Что «и камень —<сутки боли И въ хребтЬ и въ поясницЪ. И не зря, не безъ причины ВсЬ углы подъ образами Потемнели отъ кручины, Не разбавленной слезами. Но зато, когда до края Довели-таки домишко И забЬгалъ у сарая На цЪпи лохматый «Мишка», Эх*ь и выпили же ловко За горячею свежинкой И старуха, и золовка, И Тарасъ съ своею жинкой! А потомъ зажили ладомъ Передъ всБмъ честными народомъ; Обсадили стЬны садомъ, Закруглили огородомъ; Завела жена коренья, Завела капусты бочку, Завела жена соленья, Родила Тарасу дочку . . . Стали счастливы-богаты, Лаетъ «Мишка» у сарая, Подъ окномъ у бЬлой хаты Бузина растетъ сырая . . . Велико Тараса горе: УцЪлЪли онъ да «Мишка» . . . А вЪдь былъ на косогор’Ь Свой веселенькШ домишко! По бревну снесли хоромы, По зерну основу орыли, Отъ Тарасовой соломы Не осталось даже пыли. , Ни печей уже, ни п о л сж ъ * '^ * .* ^ У* > , $ » Ни посуды, ни кастрюли . . . Что ни уголъ — то осколокъ, Что ни мЪсто — сл'Ъдъ отъ пули; ГдЪ-то кто-то съЪлъ коренья, Гд'Ь-то кто-то вьгоезъ бочку, На околицЪ селенья Затоптали въ лужу дочку; Увели съ собой савраса, — Конь вЪдь всякому годится . . . А жена . . . Жена Тараса . . . Лучше бъ ей и не родиться! И вдеть Тарасъ на муку Безъ пристанища и хлЪба . . . Только «Мишка» лижетъ руку, Да уныло пламетъ небо. _______________ Владим1ръ Воиновъ. Д Е В Я Т Ы Й В А Л Ъ Волна бЪженцевъ докатилась до Нины Петровны, подняла ее на гребнЪ своемъ и, докатившись до Петрограда, опустила ее на Большой Зелениной, у дома съ часами на башенкЪ. той Ш п в л е о й щ ц а а д р к ъ и, по н д а ня к л о ъ то Н ро и й ну дв П е е р т ь ро в в ъ ну мо н ю а л к и в ф ар г т Ь ир д у о , ч и ет д в а е л р ъ звонокъ. Такъ, благодаря волнй и швейцару, у меня поселилась Нина Петровна, кузина моей кузины. Доропе друзья мои, безъ разлшпя вЪры, нащональности, состояшя, пола и возраста, если вы хотите поздравить Нину Петровну съ пр№здомъ — поздравляйте, но меня . . . меня оставьте въ покоЪ! * # * — Гриша, кто у васъ исправникомъ? — Не знаю, Нина Петровна. — Не знаешь? Да не можетъ быть! . . — Даю вамъ слово! — Ты шутишь!. . Какъ это, столько лЪтъ живешь въ городЬ и не знакомь съ семьей исправника. . . странно! Я думала — ты принять въ лучшемъ обществ^, у тебя быва- ю тъ . . . Анатолш Никифоровичъ у меня всегда запросто. — Это кто такой? — Да нашъ исправникъ! . . Она вдругь сдЪлала лицо человека, разгадавшаго важную тайну, и, понизивъ голосъ до шопота, спросила: — Ты изъ этихъ? — НЪтъ, я изъ тЪкъ. кие — —люд Т Н и ы и . ч . е м . г о о ж Т п е ы ш од ь и о з б и ъ н н а Ъ л го о д ! д о н в а а д р з и о т р ь н с ы я: хъ к ? ажется, мы очень близ­ —• Такъ почему же? . . Не понимаю! . . СдЪлай милость, объясни. гой — . . . Да Д п а, ро в с о т о о б , щ у е м , ен э я дЪ о с д ь ин и ъ сп к р р а у в г н ъ ик эн ъ ак э о т м о ых н ъ е , у то н , ег ч о т д о ру у вас —ъ . . . Генералъ?!. Князь?! ског — —о н Н И а е ча н в л е ъ ьс д т т у о в м м а а , ъ е ч т д т ъ 'Ь о ? ло . о . б . ъ . — . у п Ь п р з е о д р с н е т о с о п м : р ъ у ос н н и и а л с к а ъ то о т н а и а к , ъ н и е м д н н у а о м го а л е и г т ц о ъ Ъ ро . е д . я . ­

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2