Сибирские огни, 2005, № 2

ВОЙНА БЫЛА НАРОДНАЯ Василий КИРЬЯНОВ ПРИБЛИЖАЛИ ПОБЕДУ Да, время... Вот уже мы, немногие ос­ тавшиеся участники войны, — тогда, самые молодые, из последнего в войну призыва, — стали ветеранами и вышли на финишную прямую быстротекущей жизни, и я решаюсь поделиться воспоминаниями о событиях того времени. Начну же с довоенных лет, когда дове­ лось познать и нелегкий труд работников тыла. Родился я 4 декабря 1926 года в кресть­ янской семье, в селе Б. Ирба Курганского района Красноярского края. Из-за переездов родителей в школу пошел поздно, в 1935 году, в г. Артемовске, райцентре того же края. Там же получил начальное художественное об­ разование в изостудии при местном Доме культуры. А трудовой стаж мой пошел ров­ но с 14 лет из-за начавшейся войны, — с 1941 года трудился в колхозе, в Хакасии, куда пе­ ребралась наша семья. Сначала поручали относительно легкие, а затем все более слож­ ные и тяжелые работы: весной — за плугом, летом, в сенокос — на сенокосилке, или ук­ ладке сена в стога. Осенью на жатке косил созревшие хлеба, а зимой — на подвозе сена на фермы для скота. Но по-настоящему тяжелый труд познал зимой 1942—1943 гг., когда пришлось рабо­ тать в промерзлой Уйбатской степи в Хака­ сии, на рытье Большого оросительного ка­ нала, где землю отогревали кострами, а зем­ леройная техника была не ахти какая — лом, кирка, лопаты и двухколесные таратайки, на которых отвозили грунт. Отсюда нас, очень нужных на работе у себя в колхозе, «по разнарядке» свыше, как мобилизованных, перебросили на лесозаго­ товки, или, как еще говорят — на лесоповал, о котором у меня остались самые тягостные воспоминания из-за страшных условий тру­ да и быта, в которых мы — шестнадцатилет­ ние ребята и восемнадцатилетние девчонки оказались. Колхоз, отправивший нас туда, снабжать продовольствием был не в состоя­ нии, а леспромхоз, для которого мы были временными, поставил нас на такое «доволь­ ствие», от которого долго не протянешь. Ра­ ботали же вручную: валили сосны, очищали их от сучьев, обрезали верхушки, и все это в глубоком по пояс снегу. Когда вышел срок командировки, нас, еле переставлявших ноги, наконец выпроводили домой, пешком за 130 километров (с ночевками в пути) и присла­ ли за нами одну лошадь с санями, на кото­ рые мы сложили свои пожитки. После такой закалки — тренировки, даже армейские тяготы и лишения уже не казались мне чрезмерными. А война была в разгаре. С фронтов шли суровые сводки Ин­ формбюро, шли солдатские письма, и шли похоронки. Не миновали они стороной и наш дом. В начале марта 1942 г. пришли почти од­ новременно два печальных извещения: на фронте под Ленинградом и под г. Старая Рус­ са погибли мои отец и брат. А уже осенью 1943 г. призвали в Армию и меня (тогда мне и семнадцати лет еще не исполнилось). Попал я в учебный полк, под Краснояр­ ском, в артиллерийскую батарею. В июне 1944-го все мы, бывшие курсан­ ты, возбужденные, грустные и веселые, — погрузились в эшелон и покатили на Запад, на фронт, — так мы думали. Но военная судь­ ба переменчива... Довезли нас только до станции Космынено, что под Костромой, и высадили в одном из запасных полков, где в ожидании когда за нами явятся «покупате­ ли» с фронтов, занимались в основном стро­ ительством казарм — землянок. И лишь где- то в конце июля или в августе я оказался на так называемой точке «14 км» возле г. Кали­ нина, в лесу, где дислоцировались вышедшие с Карельского фронта на переформирова­ ние и пополнение несколько частей воздуш- но-десантных войск. Здесь меня зачислили в зенитный диви­ зион 9-й гвардейской бригады в качестве стрелка крупнокалиберного пулемета ДШК. Моя прежняя специальность артиллериста не требовалась: артиллерии в штатах ВДВ того времени не было. После недолгого знакомства с тонкостя­ ми укладки парашютов, техники отделения и 214

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2