Сибирские огни, 2005, № 2

КРИТИКА. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ. БИБЛИОГРАФИЯ В МОСКВЕ, У МАРТЫНОВА... К 100 -летию Л е они д а М артыно ва Сейчас о Мартынове пишут редко. Ин­ терес к поэзии снизился если и не до нуле­ вой отметки, то, во всяком случае, до того уровня, который позволяет не подозревать о существовании такого огромного поэта. Даже в Омске — городе, где он родился и прожил с перерывами на разъезды и ссылку сорок лет. И о котором написал больше, чем кто-либо. Среди этого богатства — стихот­ ворения, поэмы, исторические заметки, кни­ га воспоминаний «Воздушные фрегаты»... Когда я решил собрать все написанное им о родном городе в одно издание, оказалось, что потребуются два тома. К сожалению, это намерение мне так и не удалось осуществить, зато еще раз убедился, как много сделал Мартынов для Омска, в каком долгу город перед лучшим своим поэтом. Жаль, возвра­ щать подобные долги у нас не спешат... Но недавно появился «информацион­ ный повод», как говорят журналисты, вер­ нуться к забытой теме и рассказать о после­ дней встрече поэта с родным городом — записанном более четверти века назад теле­ визионном обращении к землякам. Только начну не с него... Читателям журнала, возможно, любо­ пытно будет узнать, что в Омске тогда выхо­ дило две газеты, точнее — полторы: шесть раз в неделю — «Омская правда» и через день в половину ее формата — «Молодой сибиряк». Тем не менее о стихах они не за­ бывали, особенно «молодежка». Не отказа­ лась от них и появившаяся в семидесятых «Омская неделя», редактором которой ста­ ла Нина Бражникова. Рекламный характер га­ зеты не мешал ей постоянно вторгаться в другие темы, среди которых были и спорт, и, если мне не изменяет память, даже мода. Ну, а я стал публиковать стихи разных поэтов об Омске. В иные периоды они печатались едва ли не в каждом номере, и так —•два с поло­ виной года, срок для газетной рубрики при­ личный. Постепенно накопился обширный ма­ териал, только в «Омской неделе» он исполь­ зовался мало. Публикации сопровождались, как правило, кратким, в десяток-другой строк, комментарием. Поэтому, когда руб­ рика «Стихи об Омске» исчезла из газеты, написал несколько телевизионных сценари­ ев. Сейчас трудно поверить, но каждый из них был рассчитан примерно на час эфир­ ного времени. Информация будет неполной, если не сказать, что вели передачи артисты Николай Чиндяйкин и Юрий Трошкеев, пер­ вый — из Драматического театра, второй — из тюза. Сам я в этой роли выступить не рис­ кнул. После первой передачи показалось не­ обходимым дать также слово самим поэтам, прежде всего — Леониду Мартынову и Ро­ берту Рождественскому. И чтобы они про­ чли хотя бы по одному своему стихотворе­ нию об Омске... Редактору Людмиле Шороховой и ре­ жиссеру Владимиру Левицкому идея понра­ вилась, но в возможность участия в нашей работе таких известных поэтов они не пове­ рили. Мол, хорошо бы, конечно, только со­ гласятся ли?.. Действительно, и Мартынов, и Рождественский представлялись тогда из Омска почти небожителями. Одна за другой выходили их новые книги, премии и награды за которые сыпались, как из рога изобилия. Песни же на стихи Рождественского переда­ вали с утра до вечера. Но я уже лет десять, бывая в столице, при всяком удобном слу­ чае заходил к Леониду Николаевичу, а Рож­ дественского знал еще с детства. Поэтому — чтобы отмести сомнения — решил тут же, из литературно-драматической редакции омской студии телевидения, позвонить в Москву. На всякий случай. Все-таки Марты­ нову за семьдесят... Да и Рождественскому сделать звонок не мешает: приедем, а его не окажется в Москве... Сказано — сделано: через несколько минут я уже говорил с Мартыновым, чуть 198

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2