Сибирские огни, 1935, № 1

НИКАНДР АЛЕКСЕЕВ ПОДПОЛЬХНЫ ДНЙЕ ПОЛИГРАТФИС Один комдив орденоносный, Друг давний, заглянул ко мне: На кудри сыпан снег наносный, •Сутулость — годы на спине. Цените снежность не на каждом... Цените выше цвет волос, Каких коснулся не однажды Сибирской каторги мороз. На письмена почти похожи Морщины — мечен жизни стаж, — Наверняка, ходил по коже Не из .графита карандаш. И этой письменности строки — Кто грамотей, читай, пойми: Их написал режим жестокий Застенка около Томи. Кто трубы медные и воды Прошел подполья смело, — тех •Вспомянет громко голос гордый В стихах, художник — на холсте. Мы 'можем мужеству учиться: Сьш умер, сына клали в гроб, Отец не дрогнул, на ресницах Слезы не висло серебро. Но вид его сегодня странный, Он на комдива не похож... Как будто шрам зажившей раны Невидимый тревожил нож. — Чем опечален друг? — Во-первых, — Потупив чистые глаза, Басил он скупо, — скверны нервы, А во-вторых... — (не досказал). — Ах — нет, досказывать не надо... И ниже никнул головой... И падал на пол номер «Правды» С огромной траурной каймой.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2