Сибирские огни, 1935, № 1

КОЛЧАКОВСКИЕ ЗАСТЕНКИ „В СИБИРИ УЖАС И СМЕРТЬ"... I (В течение лета 1918 года э серо-менмлевистской контр-революции удалось при помощи чехо-словациих штыков свергнуть Советы на территории Сибири, Урала и значительной части Поволжья. Захватив власть, эсеры и меньшевики принялись усерднейшим образом иско- ренять большевизм. Расстрелы видных большевиков считались мерой законной и стали обычным явлением. Что касается тюрем, то они в первые же дни белой власти оказались переполненными большевика- ми, красногвардейцами, красноармейцами, советскими служащими. Аресту подвергались и, так называемые, «сочувствующие» советской власти. Вскоре меньшевики и эсеры заявили, что держать под аре- стом они намерены только тех «совдепщиков», которые подлежат пе- редаче суду, как «организаторы бунта против законной власти — Учредительного собрания». Такими «преступниками» считались все, кто активно боролся за диктатуру пролетариата, кто работал в уч- реждениях, организованных Советской властью, кто захвачен был с оружием в руках, кто участвовал в арестах врагов Советской власти, кто совершил «уголовное преступление», как, например, проводил в жизнь декреты о национализации, конфискации, реквизации, контри- буции и т. д. Для разбора дел арестованных и для квалификации степени и ха- рактера (виновности каждого из них, были назначены специальные следственные комиссии. Некоторым большевикам удалось вырваться из тюрьмы; но, получив свободу, они немедленно же скрылись, не доверяя эсеро-меныневистокой «законности», чтобы избежать вто- ричного ареста. Подавляющее большинство арестованных продолжало томиться в тюрьмах. Когда все обещанные сроки работы «следственных комис- сий» прошли, меньшевики и эсеры вынесли «мудрое» решение: со- держать арестованных в тюрьме до созыва Учредительного собрания, которое уже в общегосударственном масштабе решит, что делать и как поступить с арестованными большевиками. Эсеро-меиыпевиет- ским глупцам в ту пору казалось, что созыв Учредительного собра- ния «не за торами». Количество арестованных увеличивалось. В городские тюрьмы стали партиями свозиться крестьяне — бедняки, батраки, — аресто- ванные в деревнях, где кулачье и попы жестоко мстили бывшим сель- ским «совдепщикам». Продолжались аресты рабочих — горняков, же- лезнодорожников — за забастовки, которыми они старались добить- ся повышения заработной платы, улучшения условий труда и т. д. Куда девать всех арестованных? Для тюремных помещений стали на скорую руку приспосабливать свободные склады, амбары. Разработа- ли также план постройки концентрационных лагерей—специально для политических заключенных. Для всего этого нужны были средства

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2