Сибирские огни, 1935, № 1

М. ОШАРОВ У КОГО КРЕПЧЕ НЕРВЫ РАССКАЗ 1 Над бугроватой землей снежными надувами лежали кучевые об- лака. Выкошенные увалы веселили глаз яркой зеленью нежных отав. Одутловатые стога отливали загаром потемневшего сена. Разбросан- ные желтыми полотнищами пашни лоснились ступенчатым жнивьем. Кое-где на полосах, будто забытые, топорщились суслоны усатой пшеницы-сибирки. На березовых перелесках медными шеркунчиками висела, прихваченная первыми инеями, листва. Краснобурыми сгуст- ками осенца пылали осинники и непролазные черемуховые колки. По ямуринникам медленно засыхали живучие бурьяны. По влажным, те- нистым логам вздымались цепкие шишки репейников. На старых за- лежах увядала пахучая и серая, как придорожная пыль, полынка — блошница. И всюду по степи были разметаны занозливые кустики ши- повника. Иглистые побеги рделись оранжевыми завязями. Их косну- лись холодные утренники. Осип Иижегородов под'ехал к усыпанному спелыми плодами ку- стику и резко осадил лошадь. Остановка была неожиданной. На Оси- па налетели едущие за ним всадники. — Ты что? Кого увидал?... — спрашивали они, хватаясь за вин- товки. Глаза всадников были округлены, лица взволнованы. — Шипичник, — ответил Нижегородов. — Видите, как ягода на- лилась. От красноты одной, не поевши, слюна течет. Рвите. Осенью шипичник тонкокожий, как Девичьи губы, и сладкий, как солод. Осип сбоченился в седле. Придерживаясь за гриву, он сорвал не- сколько завязей и пустил лошадь шагом. С ним поравнялся Симутов Василий. — Нашел тоже еду! — пробурчал он. — Какой в шипиШнике толк? Ни мякоти в нем, ни вкуса. Само деревце колюче и семена не лучше. Попадет семечко в горло, ну и кричи — подавился. Ни вы- плюнуть, ни проглотить. Одно дело — сорняки! — А я люблю! — Осип встряхнул на широкой спине карабинку, чмокнул толстыми губами и выплюнул на траву обсосанный желтень- кий шарик семян. — Видел, Вася, как ловко? Чем тут подавиться? Ты-ы, голова — два уха. Научись сперва есть, а потом хай фрукту. Симутов сощурил насмешливо серые глаза и ничего не сказал. Зато 1фсим, подторопив коня, тихонько вступил в разговор. — Земля, как тело людское, обиход любит, — сказал он спокой- ным баском. — Без обихода-то вот и завелся на ней шишничек -— гнус колючий. Положим, его можно и выжечь, и выпахать.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2