Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2006 год

80 С Е Н Т Я Б Р Ь 100 лет со дня рождения поэта и драматурга Стюарт Елизаветы Константиновны (1906-1984) Елизавета Константиновна Стюарт была и остается на российском поэтическом небосклоне одной из звезд первой величины. У нее нет про- изведений эпического размаха, зато бездонны глу- бины ее лирики. Она создала свой собственный неповторимый поэтический мир, в котором хва- тило место стихам для взрослых и детей, пьесам, переводам. Мир ее поэзии негромок, но многоцве- тен и многозвучен. Автобиографические заметки Е. Стюарт на- чинаются с решительного утверждения: «Гово- рить и писать о себе не умею и не люблю… То сокровенное, что я могла сказать о жизни и о себе и что, как мне кажется, могло быть интересным читателю, есть в моих стихах». И все же многое в личности художника оп- ределяется конкретными фактами его биографии. Особенно велика роль впечатлений, полученных в первые годы жизни. Елизавета Константиновна Стюарт родилась 28 сентября 1906 г. в старинном университетс- ком городе Томске, в семье мелких служащих Томской железной дороги. Девочка, по существу, росла одна. Ее родители заботились о том, чтобы она была накормлена, одета и обута, но духовной близости со старшими, погруженными в свои дела и далеко не всегда жившими в ладу друг с дру- гом, не было. Не хватало и детской дружбы, по- тому что во всем доме не было других детей. Среди впечатлений детства особенно запомни- лись голый, без травинки двор, покрытый толь- ко утоптанной глиной с гравием, двухэтажный деревянный дом и чувство одиночества. Девоч- ка искала спасения в книгах, открывавших дале- кий и неведомый мир. Ее друзьями стали книги Тютчева и Надсона, Пушкина и Жуковского, Бу- нина и Ахматовой… Именно тогда возникло вос- хищение волшебной силой слова, родилось жела- ние выразить то, чем полнилась душа. Первые стихотворные строки появились, когда девочке было десять лет. Вполне грамотные с формальной стороны, они были по сути подражательными. В них не могло найтись места впечатлениям, иног- да прорывавшимся из большого внешнего мира: ни офицерам, квартировавшим в доме и учиняв- шим пьянки и скандалы, что, по их представле- ниям, было признаком «красивой жизни»; ни разряженным кокоткам, разъезжавшим в про- летках по центральным улицам Томска; ни ра- зодетой толпе, восторженно встречавшей под- разделения восставшего корпуса белочехов; ни страшным слухам о расстрелах, которые ноча- ми проводили колчаковцы на окраинах города… Но все это откладывалось в душе девочки. В пятнадцать лет школа-семилетка, в которую она поступила после закрытия гимназии, окончена. Позади разгул колчаковщины и Гражданская война. Но мечта о филологическом образовании по-прежнему остается мечтой: в университет принимают только с восемнадцати лет. Есть и другие преграды – дворянское происхождение да и к тому же непривычная иностранная фа- милия, Бог знает в каком колене приобретен- ная каким-то дальним предком. Запомнились очереди на бирже труда – нуж- но было думать о заработке, о приобретении про- фессии. Елизавета Стюарт окончила трехмесяч- ные курсы машинописи, печатала в различных учреждениях официальные бумаги, казавшиеся ей унылыми и безликими. В 1932 г. Е. Стюарт переехала из Томска в Новосибирск. И с этого года до последних дней Литература и документальные источники НЕДБАЕВА М. А. Надеемся претворить в жизнь : [Директор – о пл.] // Маяк Кулун- ды (Купино). – 2004. – 1 сент. – С. 1. Архивная служба Купинского района . Ф. 2. Оп. 1. Д. 197. Л. 82; Д. 200. Л. 114. 28

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2