Яранцев В. Настоящее - журнал несбывшихся надежд_Сибирские огни № 04 - 2008. с. 171-183

— Пролетарского! — Республиканского праздника... — Пролетарского! — Чей-то громкий резкий голос из толпы был настойчив. — Дайте оратору говорить! — взволно­ валось пестрое море котелков и шляпок. — Что за безобразие! — Хамство! — Большевики! Над гущей голов откуда-то вытянулась красивая, резная, с серебряными монограм­ мами палка и погрозила настойчивому го­ лосу». Что вы скажете, любезные скворцы? Из одной этой палки ведь можно целую главу раздраконить! А вот еще конспект для части романа — специально для тех, кто ломает свою некреп­ кую голову над проблемой массового героя: «— Продолжайте, Родичев! Солнце стало еще жарче. Родичев наклонил щитком руку над гла­ зами, открыл рот, чтобы продолжать, но по­ перхнулся. Целое облако пыли поднялось над мос­ товой. Со стороны Исаакиевской площади, мимо пестрой праздничной аудитории Ро- дичева, молча, грузно и тяжело шли колон­ ны рабочих, вздымая пыль. Стало тише. Сам Родичев остановился и замолчал, провожая глазами, прищурен­ ными от солнца, тяжелую и пыльную вере­ ницу людей, еще молчаливых, еще сырых и безгласных в первый день уже свободного, но еще не своего, полуотобранного перво­ го мая». Что было бы, если бы газета ждала де­ сять лет, пока жизнь отстоится, пока какой- нибудь беллетристический герой «отойдет на расстояние», чтобы разглядеть героя — массу и сшить толстое эпическое полотно, стянув напрокат нитки с иголкой у Толстого?.. Пришла беда, любезные скворцы: газета обкрадывает вас. Она уже ограбила вас, еще раньше, чем вы приноровились обтяпывать старичков-классиков. Все она у вас из-под носа перехватывает — и сюжет, и тему, и са­ мые вкусные детали. Действительно, разбой­ ники пера! И один из лучших разбойников — Кольцов. Старую литературу безжалостно теснит литература факта — газетная литература. Высокие литературные скворешники давно уже прогнили. Многие из них рухнули и толь­ ко литературная традиция и инерция застав­ ляют еще подслеповатых алкателей бессмер­ тия видеть храм искусства в пустых небесах. Вот «смысл философии всей» нынешних формально-литературных споров. Смысл политически-литературных споров — в том, что литература факта не оборудована при­ крытиями для антипролетарских скворцов, или творцов —•называйте, как хотите. Том фельетонов Кольцова — книга по­ чтенных размеров — здоровый кирпич, ко­ торый литература факта швырнула в дрях­ лые литературные скворешни. Фр-р-р!.. Летите, любезные скворцы, ко всем... небесам! Советская Сибирь, 1928, 17 июня, № 139.

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2