Table of Contents Table of Contents
Previous Page  152 / 202 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 152 / 202 Next Page
Page Background

Города Родной Сибири

1.

= ■

у

С. Щ ЕГЛОВ

Столица Енисейского Севера

1

Низовье Енисея. Безлюдные тунд­

ровые просторы Таймырского полуостро­

ва. Здесь за шестьдесят девятой парал­

лелью , на двести сорок километров се­

вернее Игарки, через которую проходит

линия Полярного круга, расположен

крупный город, вполне современный ин­

дустриальный центр.

Он создан советскими людьми в неви­

данно короткий срок. Два десятилетия

назад на месте теперешнего Норильска

ничего не было, кроме нескольких руб­

леных домиков. Историю трудно уди­

вить. Особенно в наше, советское время.

Она знает города, построенные за пять-

семь лет. Но она не знает еще примера,

чтобы на Крайнем Севере, в двух тыся­

чах верст от железной дороги, за какие-

то восемнадцать лет вырос город, насе­

ленный десятками тысяч людей.

Да, Крайний Енисейский Север. Суро­

вые места. И недаром родилась здесь

пословица, сдобренная морозным жест­

коватым юмором: в Норильске трина­

дцать месяцев — зима, остальное —

лето. Зима начинается в сентябре, в

первых числах октября лютует пурга,

глубокий снег покрывает все. В разгар

пурги ветер носится по тундре с ураган­

ной скоростью: 25— 30, а то и 40 метров

в секунду. Бросает такой ветер челове­

ка, словно щепку, словно издеваясь: ку­

да тебе против стихии! Уж если хочешь

здесь жить — протягивай веревку от

столба до лиственницы, ходи, ухватив­

шись за нее! И первые норильчане ходи­

ли. О, нет, не легко и не сразу выросли

в мертвой тундре многоэтажные кирпич­

ные дома-громады, которым никакие

ураганы не страшны!

Утихнет пурга — сгущается мороз.

Сорок, пятьдесят градусов не редкость

на Таймыре. Сталь не выдерживает.

Становится хрупкой, как чугун, ломает­

ся, несмотря ни на какие запасы проч­

ности.

...Да, в конце сентября солнышко

грустно прощается с норильчанами и на

три с лишним месяца скрывается за го­

ризонтом. В октябре, ноябре день ката­

строфически тает, постепенно превра­

щается в сумерки. Чем ближе к декаб­

рю, тем сумерки короче. Часов с двена­

дцати до двух «д н я » продолжаются они

в двадцатых числах декабря, а в пургу

и того не заметишь. Полярная ночь...

Время от времени тьма слабеет под

призрачными

вспышками

полярного

сияния. Бледно-зеленоватый полог рас­

стилается по небу, текут, переливаясь

друг в друга, ручьи странного, неземного

света. Минута, две — и, смотришь,

вспыхнули они ярким и сильным виш­

невым заревом, розово-огненные мечи

вонзились в черную твердь, оранжевые

ленты лениво вьются между этими ме­

чами...

Долгожданный, приходит февраль —

месяц солнца. Едешь на работу — си-

ний-синий рассвет, уезжаешь с р а б о ты -

голубые прозрачные сумерки. Веселый

месяц февраль в Заполярье, когда нет

пурги! А впрочем и пурга в феврале уже

не так страшна, как в октябре— январе;

бывает: пурга сквозь солнце, а точнее

сказать — просвечивает солнце через

пургу, если, конечно, она не очень силь­

ная. Все видишь вновь: далекие горы

возвышаются в бескрайней тундре. Са­

мого солнца еще нет, но оно — на всем:

горы — розовые; луна на просторном

бледно-голубом небе отчетливо белая, а

рядом с «е й — неподвижно застыло

оранжевое облако. Легко и радостно на

душе, полной грудью, жадно вдыхаешь

жгучий морозный воздух и невольно по­

вторяешь про себя:

— И жизнь хороша, и жить хорошо!

В безоблачное и безветренное утро,

поднявшись на горы, что ограждают Но­

рильскую долину, остановишься переве­

сти дух, оглянешься вниз и залюбуешь­

ся... Норильск — весь перед тобой как

на ладони в устланной снегом обширной

долине. Ощетинился черными трубами,

протянулся длинными улицами, лег

прямоугольными кварталами жилых до­

мов. Россыпи электрических огней, та­

кие яркие темной ночью, чуть мерцают

сейчас, стушевавшись перед дневным

всепобеждающим светом. Дома, заво­

ды кажутся отсюда, с высоты, игрушеч­

ными. А там, за городом, за белоснеж­

ной лентой зимней Норилки, за тундрой,

что рябит кустарниками, — там снова

горы. Могучие, неприступные, изрезан­

ные темными морщинами каменистых

уступов и расселин. Кажется, что горы

НГОНБ