Поцелуева Н.Г., В диалоге с Ломоносовым-2020

ДИСПУТ № 1. ЛОМОНОСОВ 15 ухо, клал ложку, которою хлебал горячее, или утирался своим париком, который снимал с себя, когда принимался за щи. Редко, бывало, напишет он бумагу, чтобы не засыпать ее чернилами вместо песка. <…> Общее культурное влияние Ломоносова огромно. Наш литератур- ный и научный язык, грамматика, поэзия, литература на века определились Ломоносовым. Наша Академия наук с ее неустанным изучением родной страны получила свое настоящее бытие и смысл только через Ломоносова. Двухвековой рассадник науки и просвещения – Московский университет – есть развитие мыслей и планов Ломоносова. Современная громадная со- ветская наука и техника стали возможными на почве, подготовленной Ло- моносовым. Ломоносов с его широтою задач, простотой и реальностью решений, и несокрушимой настойчивостью стал образцом передовых ге- ниев русской науки в ее дальнейшем развитии – Менделеева, Лебедева, Павлова и других. Ломоносов явился как бы воплощением и символом русской культуры и науки с ее особенностями и своеобразием». Академик П. Л. Капица в статье «О творческом непослу- шании», эпиграфом к которой он взял слова З. Фрейда «гений и по- слушание – две вещи несовместные» , приводит тоже прелюбопыт- ный случай, произошедший в Академии наук и ярко характеризую- щий натуру Ломоносова: «Изучая жизнь Ломоносова, все знают о необузданности его темпе- рамента. Из многочисленных известных примеров его необузданности я вспоминаю здесь об одном случае, относящемся к тому времени, когда Ломоносов был уже адъюнктом Академии наук, что на нашем языке что- то вроде старшего научного сотрудника, а может быть, даже члена- корреспондента. Так вот, известны его ссоры с рядом академиков, в осо- бенности, с иностранцами. После одного инцидента он подошел к извест- ному ученому секретарю Академии Шумахеру, который, хотя и считался вторым лицом в Академии наук после графа Разумовского, который был президентом, но на самом деле вершил всеми делами. Так вот, в офици- альной протокольной записке описывается, как Ломоносов "непристойно сложил перста, поводил ими под носом у академика Шумахера и сказал: "Накося выкуси"... Дальше я должен отослать интересующихся к прото- кольной записке, ибо, хотя дальнейший текст и был произнесен Ломоно- совым на немецком языке, но его воспроизведение у нас не представляется возможным. Как известно, после этого у Ломоносова были неприятности, но уже не такие большие – его гениальность была уже признана и великие его покровители, как гр. Шувалов, Воронцов и др., не позволили лишить Ломоносова возможности вести научные работы». Академик П. Л. Капица делает вывод:

RkJQdWJsaXNoZXIy MTY3OTQ2